Как сделать компас по задумке колумба


Как разработать деталь в SolidWorks и напечатать ее на 3D принтере

То были чайки и утки. Это сообщение будет удалено трансформатор своими руками скачать видео регистрации. У самого Колокольного мыса он увидел чудесную бухту и большую реку, и в четверти лиги от нее — вторую реку, и в полулиге от этой реки — третью, и на расстоянии лиги от третьей — четвертую, и в лиге от четвертой — пятую, и в чет как сделай компас по задумке колумба лиги от пятой — шестую и, наконец, на расстоянии одной лиги от этой последней, открыл он большую реку, от которой до Колокольного мыса было 20 миль, и от нее мыс оставался к юго-востоку. Она открыла глаза и лежала, глядя в потолок, пока не сообразила, как она оказалась в этом доме. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Проткните иглой кусок пенопласта так, чтобы пенопласт располагался по центру тяжести иголки.

Как сделать компас по задумке колумба

Христофор Колумб. Дневник первого путешествия - Колумб Христофор - читать - ap-pavel.ru

Острова кораллового происхождения были невелики.

Наталья Александрова Волшебный компас Колумба Темно-серый внедорожник свернул с шоссе на узкую бетонную дорогу, прорезавшую чуть тронутую ранним золотом березовую рощу. Есть задумка сделать для Компаса стандартные комплектующие для пресс-форм итальянской фирмы "Pedrotti" по типу как для SW  Есть вопросы и проблемы, которые возможно форумчане подскажут как решить. С помощью чего делать? Компас конца го века (примерно такой был у Колумба). 7. До того как 12 октября года на горизонте показалась земля, прошло 70 дней плавания.  Наведите сюда мышку, чтобы узнать, как сделать работу с сайтом еще удобнее. Как сделать компас. Компас – не такая вещь, которую можно найти в каждом доме, но сделать его самостоятельно не составит большого труда.

Как сделать компас по задумке колумба

Темно-серый внедорожник свернул с шоссе на узкую бетонную дорогу, прорезавшую чуть тронутую ранним золотом березовую рощу. За этой рощей начинались поля, впереди змеилась серебристая лента реки. За рулем внедорожника сидел худощавый голубоглазый мужчина с длинными седыми волосами, в черном, отлично сшитом на заказ итальянском костюме и такой же черной водолазке.

За рекой показался большой загородный дом, обнесенный высокой кирпичной стеной. Внедорожник по мосту перелетел через реку, подкатил к воротам, остановился. Камера над воротами повернулась к нему, загудел мотор, и ворота раздвинулись. Внедорожник проехал по усыпанной гравием дорожке, обогнул огромную клумбу, на которой полыхали поздние розы, и остановился перед высоким каменным крыльцом.

На крыльце стояла женщина лет тридцати в строгом брючном костюме, подчеркивающем сухую спортивную фигуру. Водитель внедорожника поднялся по ступеням, остановился перед женщиной и привычным жестом поднял руки.

Ни слова не говоря, она быстро и умело обыскала его и отступила в сторону, пропуская в дом. Седой мужчина в который уже раз подумал о бессмысленности такого обыска: Войдя в дом, седовласый прошел по знакомому коридору, подошел к двери, возле которой стоял пожилой человек с лицом, изрезанным глубокими морщинами.

Здесь снова повторилась процедура обыска: Степаныч, как все знакомые звали пожилого охранника, не доверял никому, кроме себя, и руководствовался старым правилом: Тщательно проверив посетителя, он кивнул и открыл еще одну дверь.

За этой дверью находилась большая комната, отделанная и обставленная в готическом стиле. Возле камина, в двух глубоких креслах, обитых тисненой кожей, сидели два удивительно похожих друг на друга человека. Оба совершенно лысые, с желтоватой пергаментной кожей, словно натянутой на череп, резкими чертами лица, делавшими их похожими на двух хищных птиц или, скорее, на двух старых стервятников.

Это сходство еще более усиливали внимательные темные глаза за круглыми стеклами очков. Кажется, это было единственное, что их отличало.

Ваша репутация немного преувеличена. Нам придется поискать другого специалиста. Почему Самохин не продал вам эту вещь? Вы предложили ему слишком низкую цену?

Он принципиально отказался говорить о продаже. Сказал, что эта вещь досталась ему от отца, и она дорога ему как память. Вопрос только в цене. Вы должны были договориться с ним! Он меня буквально выпроводил! Сказал мне, что деньги его вообще не интересуют, ему вполне хватает того, что он зарабатывает!

Брат ничего ему не. Через минуту лицо его посветлело, и он проговорил довольным голосом: Так сделаем так, чтобы их ему не хватало! Говорите, он работает в страховом и банковском бизнесе?

Человек в бордовой куртке потянулся к телефону, снял трубку, набрал номер. Услышав приветливый голос секретарши, сухо проговорил: Узнавать надо по голосу! Затем его голос изменился, стал более приветливым и жизнерадостным: Мы тут сидим с Виленом и тебя вспоминаем… Почему вспоминаем? Кстати, ты ведь наверняка знаешь такого Вячеслава Самохина?

Ну, я так и думал! Очень обяжешь нас с Виленом! Желтолицый человек положил трубку и удовлетворенно проговорил: Седой человек развернулся и покинул кабинет братьев. Однако платили они хорошо, так что приходилось держать свои амбиции при.

Спустившись с крыльца, он сел во внедорожник и отправился в обратный путь. Однако прежде чем выехать на шоссе, съехал на обочину, заглушил мотор и открыл бардачок. После этого он проделал очень странные манипуляции.

Да, это был незнакомый как сделать цветник под березой, совсем не тот, который только что стоял в кабинете братьев-близнецов и выслушивал нотации Вилена.

Впрочем, этот человек давно привык к переменам в своей внешности и уже сам плохо помнил, как он выглядит на самом деле. Было так приятно вытянуться на широкой кровати на чистых простынях, едва уловимо пахнущих лавандой. Заснула она быстро и спала крепко, без сновидений. Кстати, снов Антонина вообще никогда не видела, даже в детстве.

Она открыла глаза и как сделать видео с фото и музыкой, глядя в потолок, пока не сообразила, как она оказалась в этом доме.

Ага, все правильно, она тут на месте. Во всяком случае, на две недели можно забыть обо всем и обрести покой, который так ей сейчас нужен. Антонина села и босыми ногами почувствовала теплые доски пола.

За кружевной занавеской мелькнула тень, на подоконник села синичка и затинькала, как будто сейчас не осень, а ранняя весна. Однако что-то она как сделала компас по задумке колумба. Антонина встала и побрела в ванную прямо в пижаме. Никого же нет, хоть голой ходи! Привычно уже поразившись великолепию ванной комнаты, она долго стояла под горячим душем, потом растерлась жестким махровым полотенцем, набросила хозяйский шелковый халат и отправилась на кухню.

Там она достала из холодильника замороженные круассаны, положила их в духовку, засыпала кофе в кофеварку. Через минуту по кухне поплыли божественные запахи кофе и свежей выпечки. Антонина не спеша сервировала завтрак для себя одной на большом столе, села перед окном, за которым пламенели кисти рябины, намазала круассан маслом и джемом, пригубила кофе.

Жизнь была если не прекрасна, то вполне удовлетворительна. Не сказать, что он очень доставал ее своим лаем, но все же время от времени с улицы доносился его строгий басовитый голос.

Не удержавшись, она откусила еще один кусочек выпечки, сделала глоток кофе и поднялась. Взяла со столика связку ключей, направилась к выходу. Ах да, на ней же чужой халат, ну да ладно. Рик ее не выдаст. Откуда он здесь взялся? На полу перед закрытой дверью лежал человек. Первым ее побуждением было броситься наутек, бежать прочь из дома, куда угодно, куда глаза глядят, но этот человек лежал как раз на пути к двери.

Но в следующее мгновение Антонина взяла себя в руки, приглушив приступ паники. Преодолев страх, Антонина шагнула вперед, наклонилась над незнакомцем, окликнула его: Тот не отзывался и даже не шелохнулся. Он лежал лицом вниз, бессильно раскинув руки. Антонина опустилась рядом с ним на колени, осторожно дотронулась до запястья, попробовала найти пульс.

Только у мертвеца могли быть такие пустые и неподвижные глаза, темные и холодные, как вода в глубоком колодце. Тут она заметила, что на полу возле мертвеца что-то блеснуло, протянула руку и подняла связку ключей.

Точно такую же, как та, которую она взяла со стола, чтобы выйти из дома и покормить Рика. Чтобы убедиться в этом, Антонина достала свои ключи из кармана, сравнила две связки.

Наличие ключей подтверждало версию, что перед ней лежит хозяин дома. Но, как бы то ни было, он был мертв, и с этим срочно нужно было что-то делать. Она вскочила, бросилась на кухню за телефоном, но тут вспомнила, что телефон у нее в кармане, там же, где ключи, и вытащила.

Руки у нее тряслись от волнения, она выронила злополучный мобильник. Он упал на пол и откатился под лестницу. Да так неудачно, что и не видно. Нагнувшись, Антонина пыталась нашарить телефон, но пришлось заползти под лестницу.

Она резко вскочила и со всего размаху ударилась головой о ступеньку лестницы. Свет в глазах померк, и Антонина провалилась в беспамятство. Сквозь черную глухую пелену до нее донесся стон. Она снова застонала, попыталась подняться на локте и приоткрыла. Где это она лежит? Что с ней случилось? Она находилась в каком-то темном и тесном закутке, над ней находилась низкая наклонная крыша.

Мучительным усилием воли она вгляделась в нее и поняла, что это никакая не крыша, а лестница, ведущая на второй этаж, и она лежит на полу под этой лестницей. Но как она здесь оказалась? Тут память вернулась к.

Антонина вспомнила, как завтракала на кухне, как пошла покормить Рика, увидела перед дверью в прихожей мертвого человека, с перепугу выронила телефон… Вот тогда она ударилась головой и потеряла сознание. Непослушной рукой она потрогала голову в месте удара. Вроде бы шишка намечается, но крови.

Ничего себе звезданулась, могла и убиться насмерть. Кстати, один труп уже. Вспомнив о трупе, она снова впала в панику. Антонина выбралась из-под лестницы, постаравшись снова об нее не удариться, выпрямилась, прислушиваясь к своим ощущениям.

Голова болела и немного кружилась, но в принципе ничего страшного, она ожидала худшего. Странно, Антонина отлично помнила, как включала свет. Никакого трупа на полу не. На полу вообще никого и ничего не было, никаких следов мертвого незнакомца.

Можно подобрать еще несколько синонимов, которые ничего не изменят. Но потом в ее душе вскипела новая волна паники. Она видела, действительно видела этого человека!

Антонина четко помнила его темные пустые глаза, жесткие, тронутые сединой волосы. На нем не было никаких следов мертвого человека. Коврик был чистый, как будто его только что как следует вытрясли.

Да, вот они, эти ключи. Она сжала их в руке, пытаясь успокоиться. На связке был еще один ключ, маленький, из желтого металла, с фигурной бородкой.

Антонина была уверена, что раньше этого ключа в ее связке не. Совершенно точно не. Она помнила все эти ключи, потому что несколько раз ими пользовалась. Хотя, впрочем, сейчас она уже ни в чем не была уверена. Антонина села на сундук и попыталась собрать расползающиеся мысли. Уже второй раз за это утро она осознала, что не слышит Рика.

Всполошившись, Антонина открыла входную дверь она была-таки запертавышла на крыльцо. Глоток холодного осеннего воздуха взбодрил ее, прояснил мысли. Спустившись с крыльца, она оглядела двор. Вчера она так и поступила. Но сейчас собаки не было возле крыльца, не было и на виду.

Он не отозвался, и у Антонины тревожно защемило сердце. Он лежал на покрытой гравием дорожке неопрятным серо-рыжим холмиком.

Кроме того, она осознала, что теперь останется одна, совершенно одна в этом доме, в этом обезлюдевшем поселке. Она прикоснулась руками к густой жесткой шерсти Рика, попыталась приподнять большую голову.

Он снова негромко заворчал и шире открыл. Казалось, жизнь понемногу возвращается к. Антонина прижимала его к себе, гладила, словно пытаясь перелить в него часть своей жизненной силы.

Вдруг она обо что-то укололась. Вытащив его из собачьего загривка, удивленно осмотрела. Это был отломившийся кончик иглы для инъекций. Она вскочила, бросилась в дом, притащила один из ковриков, устилавших прихожую, с трудом перекатила на него тяжелое тело Рика и потащила его к крыльцу.

Впрочем, до крыльца она дотащила собаку без проблем, но вот втащить его по ступенькам в дом оказалось невероятно трудно. Рик тихо скулил и, казалось, чувствовал себя виноватым, что причиняет ей такие хлопоты. Но он мог только едва-едва поднимать голову, лапы были неподвижны. Оставив пса в прихожей, сходила за водой, поднесла миску к его морде.

Рик несколько раз жадно глотнул, потом широко открыл глаза и вдруг лизнул ее руку холодным шершавым языком. Она тут же сама почувствовала в своем голосе фальшь, а собаки ведь понимают это гораздо.

Пес шумно вздохнул и посмотрел на нее виновато. Антонине показалось, что она прочитала мысли, светившиеся в его больших выразительных глазах: Он снова вздохнул и положил большую голову на лапы.

Голова теперь поднималась хорошо, и даже лапы чуть шевелились, стало быть, действие отравы потихоньку прекращается. Теперь Антонина действительно верила, что все с ним будет хорошо, и Рик очухается. Теперь она смогла додумать мысль, которая мелькнула у нее при виде обломанной иглы от шприца.

Наверное, не яд, а какое-то сильное парализующее средство. Вкололи, чтобы он не мешал, не поднял шума. Из этого можно сделать по крайней мере два вывода: Он выглядел теперь гораздо лучше, чем тогда, когда она нашла его на улице. Чувствовалось, что жизнь с каждой минутой возвращается в его большое, сильное тело.

Только тот человек потом бесследно исчез, а Рик никуда не денется, она в этом уверена. Тут же у нее мелькнула еще одна мысль, от которой по спине пробежал холодок страха.

Не только унес труп, но еще и убрал за собой все следы пребывания в доме. Антонина испуганно завертела головой… Но тут же отбросила эту паническую мысль: Рик тотчас поднял голову и посмотрел на нее страдальческими глазами. Не получилось, хвост оставался неподвижным.

Да, задняя часть явно еще не отошла. Когда она села, пес положил голову ей на колени и закрыл. Антонина вздохнула и стала думать, с чего же свалилась на ее голову очередная порция несчастий.

Началось все с того, что повесился Мишка. Да нет, началось все раньше, когда ее уволили с работы. Хотя тоже нет, началось с того, что ее выгнали из собственной квартиры. Ага, как же, размечталась. Ну да, если уж быть до конца точной, то началось все еще до ее рождения. Где-то там наверху решили, что необходимо пополнить ряды неудачников, и вот она, Антонина Барсукова, классическая неудачница, потрясающая недотепа, рохля, мямля и недоумок.

Отвечай, когда взрослые спрашивают! Как только повысят на нее голос, так нападал на девочку ступор, замирала она, глядя вбок, шею скосив, за что дядька в сердцах обзывал частенько племянницу полудурком.

Она уж привыкла, перестала внимание обращать. Дядька был Тоне неродной, а муж тети Лины. Жили две сестры после смерти родителей в одной большой квартире, тетя Лина вышла замуж за завхоза педагогического техникума, где сама преподавала русский язык и литературу.

Теткин муж был иногородний, оттого и устроился завхозом, ему дали в техникуме маленькую комнатку под лестницей. Какое ни на есть, а жилье.

Разница между сестрами была лет семь, тетя Лина вышла замуж поздно, когда уже все надежды на удачное замужество улетучились, так что сгодился и завхоз. Он, кстати, переехав к молодой жене, из завхозов сразу ушел и переквалифицировался не то в управдомы, не то техником в жилконтору.

Дядька добавлял еще некоторые непечатные эпитеты, он вообще в словах не стеснялся. После жилконторы дядька устроился в одну организацию начальником по снабжению, и тоже через некоторое время пришлось уйти по собственному желанию, потому что прицепилось к нему начальство по поводу каких-то строительных материалов, которые он якобы пустил налево.

Сейчас Тоня точно знает, что дядька проворовался. Он, в общем-то, был жулик, причем мелкий, но тогда она вместе с тетей Линой считала, что дядьку необоснованно оболгали.

Тоня помнит все перипетии дядькиной карьеры, потому что это неоднократно обсуждалось на кухне во время ужина. Дядька вообще любил поговорить, и были у него только две темы для беседы: После чего переходил к своей непутевой свояченице, Тониной матери.

Тут тоже все было как обычно, дядька никогда не отступал от темы. Рик пошевелился, отчего Тоня почувствовала, как затекли ее ноги. Не открывая глаз, пес стукнул по полу пушистым хвостом. Ого, дела идут, вот уже хвост двигается!

Тонина мать родила Тоню без мужа. Просто вышла как-то из дома и не вернулась. Сказала сестре, что идет устраиваться на работу, дескать, приличная фирма, расположена удобно и платить будут хорошо.

Больше ее никто не. Тетя Лина через положенные три дня заявила в милицию, те нехотя завели дело, а когда узнали, что остался двухлетний ребенок, то только рукой махнули. Оттого и придумала, что на работу устраивается, чтобы документы с собой взять. Все это Тоня знает в мельчайших деталях и подробностях, опять-таки, потому что дядька неоднократно орал на кухне, какими только эпитетами не награждая сестру жены.

Бросила, мол, свое отродье, корми-пои девку, одевай-обувай, а кто платить станет? То ли через милицию, то ли через соседей узнали они, что мать Тони пропала, да и начали к квартире пристально приглядываться. Дядька был хоть и небольшого ума, как понимает теперь Тоня, однако себя считал прозорливым и дальновидным человеком, да тут и ума большого не нужно, чтобы сообразить, как уберечь квартиру от подселения.

Тоню никуда не стали оформлять, тетя Лина о ней заботилась. Ничего плохого Тоня не может сказать, голодом ее не морили, в отрепьях она не ходила, игрушки тетя Лина ей покупала, на мороженое давала, никогда грубого слова не сказала, не то чтобы шлепнуть или подзатыльник дать.

Дядька тоже ее не бил, предпочитал словами ранить. Да Тоня и привыкла уже, на слова его внимания не обращала. Тетя Лина никогда его не поддерживала, но Тоню ни в чем не разуверяла, не заступалась за. Сколько себя помнит, никогда тетя Лина мужу не перечила.

Тоне уж тогда лет шесть было, скоро в школу идти. Те, в милиции, заявление приняли и вызвали как-то тетю Лину на опознание неизвестного трупа молодой женщины, подходящей по описанию на Тонину пропавшую мать.

После посещения морга тетя Лина явилась домой бледная, как сама смерть, и вдруг упала в коридоре на пол и затряслась. Тоня, выскочившая в коридор, взвыла от страха. Медики приехали быстро, накололи тетю Лину успокоительным, сказали, что это нервный срыв.

Дядька не то чтобы испугался за жену, просто не хотелось с ней возиться, поэтому на следующее опознание тетю Лину не пустил. Их адреса тоже не было, и марки тоже, стало быть, кто-то просто пришел в купить мебель из массива купить своими руками подъезд и опустил конверт в почтовый ящик.

Организация, где дядька работал начальником административно-хозяйственного отдела так у них назывался завхоззакрылась, дядька устроился завхозом в ведомственную поликлинику, через некоторое время там сняли главврача, поскольку пропали все материалы, выписанные на ремонт. Все обошлось, поскольку организация, от которой была поликлиника, тоже закрылась.

Дядька спешно уволился и по знакомству устроился мелким служащим во вновь маски для волос в домашних условиях из дрожжей и кефира местную администрацию.

Зарплату получал приличную, однако делать, как понимает теперь Тоня, ничего особенного не умел, только на подчиненных орал, так что года через два уволили. Но дядька не растерялся, оброс за это время полезными знакомствами и устроился в салон красоты директором.

Салон этот как раз продали другим хозяевам, потому что прибыли не приносил совсем, одни убытки. Тоня к тому времени выросла и как-то подрабатывала в салоне этом уборщицей. Деньги небольшие, но зато девочки стригли и причесывали ее бесплатно.

После девятого класса уговорила ее тетя Лина поступать в свой техникум, который назывался теперь колледжем. Тоне было, в общем-то, все равно куда поступать, только она твердо знала, что никогда не станет заниматься детьми.

Это дело все-таки любить надо, а Тоня детей не то чтобы не любила, но больше любила животных. Собак тоже совершенно не боялась, ни одна собака на нее не зарычала.

Ни собак, ни кошек, ни попугая, ни канарейки, ни мышей, ни крыс, ни морских свинок! Тоня верила, что так оно и. Принесла домой, напоила молоком, после чего котик заснул у Тони на руках. Тетя Лина, придя с работы, нахмурила брови, потом поглядела на Тоню и промолчала. Она молча оделась, сунула котенка за пазуху и шагнула к двери.

Она решила не возвращаться. Просто идти идти, пока не упадет на улице. Будь что будет, но выбросить беспомощного котенка в мусорный бак она не в состоянии. Очевидно, тетя Лина почувствовала что-то, заметив, как тщательно Тоня завязывает капюшон куртки ищет варежки, потому что она взяла Тоню за руку и сказала, что они поспрашивают соседей, может, кто возьмет котеночка.

Взяли Звонаревы со второго этажа, их Ленка как сделала компас по задумке колумба с Тоней в одной школе, на класс старше. Не волновали они ее. Никому не нужна, ни на что не годна, ни к чему не приспособлена, ни рожи ни кожи… Про жилплощадь дядька не прибавлял, потому что сумел приватизировать квартиру, оформив-таки Тонину мать умершей, нашел нотариуса, который сквозь пальцы посмотрел на сомнительную ситуацию.

Было у него желание и Тоню площади лишить, но тут номер не прошел, нотариус не решился впрямую закон нарушить. Того и гляди собака бешеная покусает или от попугая орнитоз подхватишь, или еще что-нибудь похуже!

Он купил костюм, надевал к нему галстук, постригся коротко задаром, в том же салоне и даже поставил коронку на передний зуб. Об этом подробно сообщила Тоне Ленка Звонарева, которая устроилась после окончания школы в этот же салон администратором.

Никакое улучшение внешности дядьке не помогло, клиентки, завидев в помещении здоровенного громогласного мужика, который приставал к ним с разговорами и орал на мастеров, пугались, были очень недовольны и многие больше не приходили. Еще дядька заявил мастерам, что их услуги скоро будут не нужны, раз теперь будет не салон, а клиника.

Коллектив салона в полном составе перешел на другое место и увел оставшихся клиентов, а из дядькиной затеи ничего, разумеется, не вышло, потому что не было у него ни лицензии, ни разрешения на открытие клиники от горздрава и еще много.

Взбешенная хозяйка салона велела дядьке убираться вон, так он еще перед уходом пустил налево массажные столы и еще кое-какое оборудование. Об этом Тоня тоже узнала от Ленки. Дядьке про это решили не говорить, чтобы не слушать его непременных воплей по поводу секретарш и козлов-начальников, которые лапают их в своих кабинетах.

Дядька по обыкновению употреблял бы более сильные слова. Девчонки на секретарском отделении подобрались все хорошенькие, но ленивые. Учились в школе неважно, вот и решили пойти в секретарши. Замуж выйти или так, через постель, в общем, в жизни устроиться.

Тоня в этом плане была личностью бесперспективной, это каждому было ясно. Девчонки визжат, развлечения у них какие-то глупые. Но все-таки не одна как перст, не дома же сидеть, дядькину ругань слушать. Дядька перехватил ее взгляд и хоть и был по природе сильно толстокожим, все же что-то понял и открыл было рот, чтобы заорать на нее, но тут тетя Лина вовремя отвлекла его каким-то хозяйственным вопросом.

Дядька смирился с тем, что он не будет больше начальником, и стал искать работу попроще. Но, как уже говорилось, делать толком он ничего не умел, и катило уже ему к пенсии, так что можно было найти работу только сторожем или сменным вахтером.

Девочки из салона подсуетились, рассказывали всем клиентам, что за человек дядька, как он обманул хозяйку, да еще и обокрал по мелочи, так что связываться с ним в районе никто не. На выпускном вечере Тоня впервые в жизни напилась.

Это получилось случайно, выпила пару коктейлей, да еще ребята водки налили. Как домой добралась, не помнит, провожать, конечно, никто не стал, хорошо хоть в такси посадили. Таксист попался жуликоватый, вытащил все деньги из кошелька, правда было там немного, да еще и сережки из ушей вынул, теткин подарок на восемнадцатилетие.

Тысячи девчонок ездят в такси, и ничего, а тут попался подлец. Такое уж Тонино счастье. Дядька, увидев Тоню, просто оторопел, а тетя Лина только руками всплеснула. Дядьке бы промолчать тогда, да где там, начал орать как обычно. Все знают, что с пьяным ругаться бесполезно, себе дороже обойдется, но дядька никогда здравым смыслом не руководствовался.

Тут уж Тоня не стерпела, тетя Лина ей потом рассказывала. Как начал дядька ее неприличными словами костерить, так обозвала она его тоже по-всякому да поварешкой по лбу съездила.

Удар получился несильный, все же здорово она была пьяна, да только дядька заголосил, упал. Больше Тоня ничего не помнит, очнулась в своей комнате, спит на кровати одетая. Плохо ей было, в горле пересохло, она и пошла тихонько на кухню. Подкралась Тоня тихонько к двери, приникла к щелочке.

Дядька сидит на стуле, на голове мокрое полотенце. Злой, как обычно, я говорит, эту… такую-сякую в тюрьму посажу. Пойдет у меня на зону баланду жрать да охранниц ублажать.

Завтра же в милицию пойду и заявление на нее напишу. Тетя Лина полотенце у него забрала да и встала напротив. Только было Тоня подумала, что скажет тетка свое обычное: Мало ты ей жизни испортил, так еще и на зону отправить хочешь? Имей в виду, я ничего подтверждать не стану, а еще и скажу, что ты сам упал, а на нее сваливаешь.

Соседи все подтвердят, что у нас каждый день скандалы, ты своими криками всех достал. Дядька-то трус был изряднейший. Да ты еще. Так что угомонись, никуда не ходи, ничего с тобой не случилось, подумаешь, по голове поварешкой получил.

Да у тебя там монолит. Чего ты к ней привязался? Не знаешь ты, какие дети бывают, я на своей работе нагляделась. От осинки, милая, не родятся апельсинки.

На это тетя Лина промолчала, а Тоня напилась воды в ванной прямо из-под крана и спать пошла. Утром пришлось, конечно, перед дядькой извиняться.

Он против обыкновения сильно орать не стал, но и милицией не грозил. Дядька-то мерзавец, конечно, каких мало, но тетя Лина всегда к Тоне хорошо относилась, не было у нее никого, кроме тетки. Зато Тоня с ней нехорошо поступила.

Тетки в живых нет, а ей теперь всю жизнь будет стыдно. Только он к ней хорошо относится. Как познакомились, сразу ее принял. Рик, должно быть, почувствовал, что Антонина думает о.

Он приподнялся, взглянул на девушку своими умными темными глазами. Рик едва слышно рыкнул и снова сделал попытку положить голову ей на колени. Антонина, смеясь, схватила его за уши и поцеловала в нос. Рик отстранился и чихнул. Он блаженно вздохнул и закрыл.

Успокоившись, она вспомнила, что так и не позвонила по тому номеру телефона, который ей дал Владимир Борисович. Ни в полицию, ни в другие службы, а только.

Она начала уже набирать номер и вдруг задумалась. Что в доме неизвестно откуда появился труп незнакомого ей человека, и что потом этот труп необъяснимым образом исчез?

Пока она, как полная дура, валялась под лестницей. Как она будет выглядеть? Нет, про непоседливого покойника говорить никак нельзя! Так, значит, может, вообще не звонить? Ничего не говорить о том, что произошло? Но так ей никто не поможет, и она останется один на один со своими проблемами.

Да она теперь ночью глаз не сомкнет. Что, если бы в дом ломились бандиты или если бы он горел? Тоня еще раз набрала тот же номер, прослушала такой же жизнерадостный ответ и убрала телефон в карман. Рик крепко спал на коврике, отбросив лапы. Выглядел он получше, так что Тоня отошла тихонько.

Чем так сидеть, лучше заняться делом, а то так и сбрендить недолго. Воспоминания то и дело лезут в голову, а что ей вспоминать-то?

Ничего хорошего у нее в жизни не было, одна беспросветность. За два дня она успела прибрать в спальне и вымыть кухню, а также разобраться в столовой и начерно вымести холл на первом этаже, оставались еще две детские, кабинет и комната для гостей. Комната была явно нежилая, пахло там затхлостью и пылью, кровать была вовсе без матраса, так что Тоня ночевала не в хозяйской спальне, а на первом этаже, в небольшой комнатке, примыкающей к кухне.

Тоня тяжко вздохнула и приступила к детским комнатам. Там царил совершеннейший кавардак. Судя по обстановке, мальчишка был подростком, а девочка лет семи. Тоня рассмотрела Белоснежку, Жасмин и Русалочку, потом ей надоело.

Осторожно ступая, она собрала с пола игрушки, книжки, какие-то коробочки и пластмассовые части конструктора. Тоня улыбнулась своему интересу: Разборка всего этого заняла почти час. Компьютера не было, очевидно, забрал с. Тоня распихала мелочи по ящикам письменного стола, собрала одежду с пола и развесила по шкафам, сдернула залитое апельсиновым соком и колой постельное белье и сунула его в стиральную машину.

За такой работой время пролетело незаметно. Тоня утомилась и захотела поесть. Она произвела очередную ревизию холодильника и буфета и выяснила, что там еще довольно много замороженных овощей и мяса, но совсем нет хлеба. Напиться горячего крепкого чаю с печеньем да с шоколадными конфетами.

Ох, какое печенье тетя Лина пекла по праздникам! Фигурное, а в середине шоколад или варенья капелька. Дядька перед телевизором целое блюдо сожрать мог, тетя Лина Тоне заранее на тарелочку откладывала и в секретном месте прятала.

Тут в доме ничего нет, даже леденцов детских не завалялось, сахар кусковой и тот кончился. На улице не было дождя, и даже солнце несмело пробивалось из-за туч. Рик поднял голову и даже попытался встать, но лапы разъехались, и он снова плюхнулся на коврик.

Ты полежи здесь, а я тебе колбаски принесу. На собаке хозяева не экономили, в сарае стоял мешок сухого корма, однако Рик сразу же дал понять Тоне, что не откажется и от человеческой еды. День оказался совсем солнечный.

На березах уже появились желтые листья, расцветив золотом зеленый фон ближней рощи, черепичные крыши соседских коттеджей бросали вокруг красноватые отблески. Поселок соединяла с деревней хорошая шоссейная дорога, по сторонам которой рос густой темный ельник. Девушка уже вышла на эту дорогу, когда услышала позади поспешные шаги и шумное, с присвистом, дыхание.

Обернувшись, она увидела, что ее догоняет толстая тетка лет пятидесяти в леопардовых лосинах и полосатом свитере ручной неаккуратной вязки. На ногах у тетки были ярко-желтые галоши, в которых ходят в огород. Обожди минутку, мне тебя не догнать!

Антонина нехотя замедлила шаги и дождалась незнакомку. Та, громко пыхтя, нагнала ее и проговорила, отдуваясь: Ты ведь в магазин идешь, в деревню? Прикинь, в доме ни печенья, ни конфет не осталось, чаю выпить не с чем! Вот интересно, откуда она все знает? Она и сама заметила в доме следы поспешного отъезда, но хотела понять его причины.

Не знаешь, к примеру, куда они уехали? Футы-нуты, какие мы важные! Дорожка была узкая, плохо протоптанная, со всех сторон наступали кусты и мох. Антонина прекратила пустую беседу и сосредоточилась на выискивании сухих мест. Это удавалось ей плохо, ноги в кроссовках мигом промокли. Между тем они вышли к деревне, миновали два-три невзрачных домика и подошли к магазину.

Анфиса вошла первой и разочарованно протянула: Какое же это курабье? Если хочешь знать, это венское печенье!

Антонина молчала, с тоской глядя на грязноватый прилавок. Сухое печенье было навалено на нем неаппетитной кучей, да еще и ползали по нему неторопливые осенние мухи. Анфиса Павловна долго препиралась с продавщицей, наконец выбрала все же печенье и велела взвесить карамелек в ярких обертках.

Зато хлеб был свежий, еще теплый. Обратно шли медленно, Анфиса все время отставала. Все бы ничего, хозяин вообще ни во что не вмешивается, хозяйка не вредная, только она, понимаешь, подвинута на здоровом образе жизни.

Сама худая, как спица от велосипеда, ничего не ест, пьет только воду, и то какую-то специальную, при виде сладкого прямо трястись начинает. Думала я даже уволиться, да больно место хорошее.

Всю неделю-то я одна в пустом доме. Приберусь, да и делаю что хочу. Так-то, на буднях, здесь почти никого монтаж балясин из гранита своими руками, но ты не бойся, пока соседи вокруг.

Один, говорил, как перст, никого нету. Думаю, соберу хоть сколько-то да и сварю. Спрячу подальше, чтобы хозяйка не увидела, да и буду повидло всю зиму кушать!

Ну, иду это я, вдруг машина Татьянина летит на полной скорости. Чуть кота Аникеевых, что через дом от них, насмерть не сбила!

Ну, вывернулся он тут, со страху на забор взлетел. Бегом в дом, дети за. Татьяна выбегает, вся запыхалась, волосы растрепаны. Что-то на ходу Владимиру кричит, в машину села да и газанула, только ее и видели вместе с детьми. Когда они вернулись в коттеджный поселок, Анфиса попыталась напроситься к Антонине в гости.

Такая же, как ты! Анфиса разобиделась и свернула к своему коттеджу. Свернув к дому Самохиных, она удивилась: Девушка подошла к незнакомцу и удивленно спросила: Тот махнул перед ее лицом каким-то удостоверением она не успела разглядеть ни имя, ни название организации и, в свою очередь, спросил: Антонина назвала свое имя, объяснила, что оставлена здесь присматривать за домом.

Антонина хотела было ответить, что ей, в общем-то, все равно, но решила не зарываться. Она вошла в калитку, открыла ворота. Мужской она, что ли, купила? Да не может.

Под костюмом была у нее блузка, фасоном как мужская рубашка, только галстука не хватало. На ногах уродские туфли без каблуков. Прямо агент ФБР, как их в американских боевиках показывают! Женщина переглянулась со своим коллегой, и тот быстро проговорил: Сам сбежал в неизвестном направлении. Она быстрым взглядом окинула двор, потом подошла к крыльцу, поднялась.

Ну, познакомились случайно да и разошлись как в море корабли. Тогда нужно срочно увольняться. Женщина между тем как сделать электро пилу своими руками в дом.

Оттуда донеслось басовое рычание Рика, и женщина тут же вылетела на крыльцо как пробка из бутылки. Ее прежняя невозмутимость исчезла без следа, лицо было красным, на нем злость смешалась со страхом.

Почему мне никто не сказал? Вы же знаете, что я… Уберите сейчас же собаку! Антонина, однако, опередила его, первой влетела в прихожую и увидела Рика, который стоял напротив двери.

Он был еще слаб, ноги плохо его держали, но героический пес грозно скалил желтоватые клыки и рычал на незваных гостей, давая им понять, что никого не пустит в дом.

По крайней мере без боя. Антонина обняла его, стараясь успокоить, заслонила от мужчины в черном и бросила тому в лицо: Стрелять будете в больную собаку? Тогда сначала меня убейте! Вы для него чужие, и все тут! Женщина в черном показалась за спиной своего напарника.

Она немного успокоилась, лицо больше не было малиновым, губы не дрожали, только в глазах метался страх, что Антонина отметила с неизъяснимым злорадством. Все в порядке, это свои! Рик посмотрел на нее недоверчиво. Он лег на коврике, положив морду на лапы, и только исподлобья посматривал на незнакомых людей.

Глаза этой бабы горели неукротимой злобой. Такая здорово жизнь испортить. Толку им от этого чуть, поскольку Антонина ничего не знает, но баба эта хочет над ней свою власть показать.

Тем более Антонина видела, как она собак боится, а ее Рик слушается. Она перевела взгляд на мужчину в черном костюме. Она почувствовала неловкость, увидев свою незастеленную кровать, и разозлилась.

Антонина достала из сумочки свой паспорт, вернулась в прихожую, протянула документ женщине: Женщина внимательно изучила паспорт, долго задержалась на странице с регистрацией, наконец подняла взгляд на Антонину: Сидеть одной в деревне, где вокруг ни души… Никаких развлечений… Это скорее для пенсионеров подходит, и то не всякий согласится!

Не рассказывать же этой заразе про дядьку, про его Мариночку, про Аслана и Махмуда, про то, как ее едва с лестницы не спустили, и про свой страх, когда ощутила прикосновение ножа к горлу. Но тогда другой вопрос. За то время, что вы здесь находитесь, вы не видели ничего необычного? Сюда никто не приходил?

Антонина вспомнила труп, который нашла в прихожей, и невольно взглянула на то место, где он лежал. Теперь там лежал Рик. Она вдруг не выдержала и повысила голос: Какая вам разница, о чем я думаю? Задавайте свои вопросы и уматы… Уезжайте, откуда приехали! Ее напарник пошел следом.

Его спокойный взгляд и ровное дыхание успокаивали ее, придавали уверенности. Молодой шофер остался в прихожей. Он походил взад-вперед, потом открыл комнату, которая служила иногда гостиной.

Тоня до нее не добралась еще с уборкой. Парень вошел туда и начал с интересом перебирать разбросанные вещи. Антонина вскочила, встала на пороге: Пропадет что-нибудь, а с кого спросят? Больно надо, тут и ценного ничего нет, одна ерунда!

Наверное, тоже улетел, только по чужим документам. Выходит, Анфиса Павловна все точно рассказала, ничего от себя не присочинила. Да открытка своими руками мужчине на 40 лет очень собак боится.

Они еще несколько минут поговорили. Потом дверь кабинета открылась, по лестнице спустилась железная женщина со своим напарником, подошла к Антонине, смерила ее взглядом. Рик проводил ее спокойным, неодобрительным взглядом и рыкнул вслед что-то нелицеприятное. Вся троица спустилась с крыльца, погрузилась в машину и уехала, оставив после себя раздражение и запах бензина.

Антонина закрыла за ними ворота, вернулась в дом и погладила Рика по загривку: Скоро ходить будешь, а потом и бегать! Вдруг это ворчание оборвалось, он приподнял голову, уши встали торчком, шерсть на загривке поднялась дыбом, и на смену уютному ворчанию прозвучал грозный рык.

Тут в калитку позвонили. Девушка вышла из дома, подошла к калитке и открыла ее, не задавая вопросов. По ту сторону стояла не железная женщина Соколова, не ее верный напарник и не симпатичный молодой шофер. Там стоял крайне неприятный тип в коротком черном пальто. Антонина попыталась закрыть калитку, но неприятный тип выставил вперед ногу, а потом весь протиснулся в калитку и встал перед Антониной, сверля ее своими маленькими глазками.

Он встал за спиной первого, так же флегматично пережевывая резинку. Когда он освободил проем калитки, Антонина увидела на улице перед воротами черную машину, большую и квадратную, как сарай на колесах.

Неприятный тип с торчащими зубами выплюнул резинку на траву, ухмыльнулся и спросил: Трое, на черной машине. Верзила у него за спиной убедительно хрюкнул, что должно было обозначать подтверждение. Ей показалось, что из дома доносится какой-то шум. Ну, от нас-то он не уйдет! Он хрипло загоготал, потом резко помрачнел и вызверился на Антонину: Меня другой человек нанял за домом присматривать, прибираться здесь и все такое… Неужели вы думаете, что мне что-то известно?

Хозяин твой хитрый… То есть это он так думает, но с нами у него ничего не выйдет! Думает, можно наши денежки прихватить и уйти? Нет, с нами этот номер не пройдет! От нас он далеко не уйдет! Верзила за его спиной снова утвердительно хрюкнул. Говори, что тебе известно! Куда он спрятал наши деньги? Думаешь, мы дураки, да?

Думаешь, мы тебе поверим? Теперь он казался вполне здоровым, полным сил и очень свирепым. Он застыл рядом с девушкой и чуть впереди ее, обнажив клыки и тихо, угрожающе рыча, в любую секунду готовый броситься на врага и растерзать. Кривозубый бандит заметно побледнел.

Он потянулся к карману и проговорил неуверенным голосом: Ему на это нужно меньше секунды! Так что лучше держи руки на виду и не делай резких движений! Пока до него дойдет, ты уже будешь на том свете! Бандит ничего не ответил, тем самым подтвердив ее правоту. Антонина покосилась на пса и поняла, что он еле держится на ногах.

На ней был тот же самый неровно связанный свитер, только вместо лосин теперь были надеты обыкновенные тренировочные штаны, отвисшие на коленках. Очевидно, лосины считались парадной одеждой, предназначенной для выхода в свет.

Ну и решила зайти. Прикинь, была в магазине и забыла чаю купить. Она снова оглядела бандитов и с интересом осведомилась: Его надувной напарник послушно последовал за ним, из-за ворот донесся шум отъезжающей машины.

Но тут Рик поднял голову вверх и залился таким громким лаем, что Анфиса Павловна удивленно попятилась обратно к калитке. Ты что, меня не узнал? Рик громко лаял, рычал и делал вид, что старается вырваться из Тониных рук.

Тоня выждала три минуты, после чего заперла калитку изнутри и направилась в дом, потому что ноги ее не держали. Ну и денек сегодня выдался! После утреннего кофе она нашла труп в прихожей. Рика отравили, а потом приехали эти, из какой-то таинственной конторы, а потом еще бандиты. Да, самое время сейчас выпить чаю. Готовить еду она была не в состоянии, поэтому заварила чаю покрепче, нарезала хлеб потолще и как следует намазала его маслом.

Было бы к чаю яблочное повидло. Но нет, Тоня представила, как Анфиса с топотом носится по всему дому, трогает руками чужие вещи и болтает, болтает, так что голова у Тони начинает пульсировать болью. Вот, кстати, надо было сразу к шишке холодное приложить. Так что обойдемся, чем.

Тоня откусила бутерброд и глубоко задумалась. Хоть дядька и твердил все время, что Тоня глупа как пробка, но в данном случае ума большого не надо, чтобы догадаться: Просто так собаку бросить, видно, совесть не позволила, а скорее всего побоялся, что хозяева вернутся, узнают, что пес с голоду умер, так ему мало не покажется.

Деньги-то хозяйка ему на собаку, конечно, оставила, тут Анфиса не наврала. Ключи от дома у Анфисы оставить.

Или под крыльцо подсунуть. Конечно, это не самое надежное место, ну и ладно. Как же она может бросить собаку? Ведь Владимир Борисович две недели точно не вернется, да и потом-то вряд. Взять Рика с собой? Но куда она его повезет? Нет у нее ни друзей, ни родственников, ни человека надежного, чтобы можно было к нему обратиться и чтобы помог в трудную минуту?

Чему ж тут удивляться? Никогда ей не везло, а сейчас уж полный край настал. Дескать, одна лягушка лапки опустила, сдалась да и утонула в сметане.

После окончания колледжа пошла она работу искать. Половина мест к тому времени было уже занято, остальные по голосу ее определяли, что не подходит. Лето прошло, и тетя Лина устроила ее в тот же колледж в деканат.

Все Тоню шпыняют, до последней уборщицы. Прокантовалась так Тоня года полтора, а потом привалила ей неожиданная удача. То есть это она так сначала подумала. Она, мамаша оторвы этой, часто в колледж таскалась, уж очень надеялась, что дочка доучиться сумеет, все-таки при деле ребенок. Как раз у него секретарша уволилась, так женушка Тоню ему и сосватала.

Хозяин фирмы, муж этой тети, оказывается, жуткий бабник. Все было бы отлично, если не жена. Она, естественно, супруга своего знала как облупленного и строго следила за его моральным обликом. Послать ее подальше он не мог, поскольку в фирме была достаточно приличная доля ее акций. Вот она и держала руку на как сделать в зале спальную зону, то есть сама подыскивала ему секретарш.

Ее муженек прекрасно знал, что находится у жены под колпаком, но ничего не мог с собой поделать. Каждую новую секретаршу он окружал заботой, обхаживал ее и стремился уложить в постель. Это было непросто, поскольку жена была начеку и подбирала соответствующих кандидаток. Толстые и болезненно худые, коротко стриженные мосластые девчонки с обгрызенными ногтями и дамы не первой молодости с хриплым голосом и неистребимым запахом табака.

Была одна невеста, которой роман с директором не помешал выйти замуж в назначенный срок, была добропорядочная мать троих детей. Как только становилось ясно, что начальник преуспел в своих амурных начинаниях, его жена тотчас секретаршу увольняла. Не красавица, конечно, но бывали и похуже.

Но его жена была тетка не промах, она-то видела в свое время Тоню во всей красе. Дело в том, что муж ее был мужчина громкоголосый и грубоватый. Так-то он был человек незлой, и никто не обращал на его крик особого внимания. Дядька, как уже говорилось, в словах не стеснялся и называл в такие минуты племянницу полудурком.

Тоня ничего не могла с собой сделать. Она путала документы, роняла на пол ценные образцы, проливала кофе, не могла ответить по телефону. Она до сих пор не понимает, как директор не выгнал ее.

Наверно, не хотел идти с женой на открытую конфронтацию. Он выбрал иной путь. Промучившись с Тоней некоторое время, он послал ее на курсы.

Тоня тихонечко сидела за компьютером и учитывала поступающие товары. Никто на нее не орал, так что дело шло если не быстро, то все же без проволочек. Еще через некоторое время дела на фирме пошли плохо, и директор уволил половину служащих. Понемногу приоделась, даже съездила отдохнуть на море. Пригласила сотрудница, у которой не было спутника.

Тоне понравилось, но та коллега больше ее не приглашала, а потом вообще уволилась. Дома все как-то устаканилось. Дядька дежурил где-то сутки через трое, и в эти сутки Тоня бывала дома. Помогала тете Лине по хозяйству, просто так сидели они вместе, разговаривали.

Тетка стала прихварывать, выглядела неважно, но никогда не жаловалась. Прошло еще какое-то время, и Тоня познакомилась со своим будущим мужем. Точнее, он с ней познакомился. Она, растяпа, выронила кошелек, а он поднял.

Тетя Лина давно уже не ходила за продуктами, у нее от тяжелого начиналась одышка, дядька же, находясь три дня дома, требовал полноценного четырехразового питания, так что Тоне приходилось бегать по магазинам чуть ли не каждый день. Тогда Тоня поблагодарила доброго человека и пошла своей дорогой.

Но порвался пакет, и она остановилась, беспомощно видео занятия для похудения в домашних условиях дл начинающих на раскатившиеся по асфальту апельсины и пачки творога. Дядька к старости проникся вдруг здоровым образом жизни и требовал полноценных витаминов.

Тоня сначала отказалась, но потом представила, как идет она, придерживая разорвавшийся пакет, к остановке, а маршрутки нет как нет, а когда придет, то набьются в нее такие же, как она, навьюченные продуктами люди, представила, как все будут пинать ее пакеты и обругают по-всякому.

Представив все это, она согласилась. Звали его Викентием, но он сказал, что имя свое старообразное не очень любит, и друзья называют его Викой. Тогда в первый раз, Тоня не слишком его разглядывала, больше беспокоилась, чтобы апельсины не раскатились.

Ну, поблагодарила, конечно, да и хотела пойти домой, только он выпросил ее номер телефона. Дома дядька разорался, что купила все не то, и Тоня про Вику совершенно забыла. До следующей субботы, когда он позвонил и предложил свои услуги. Тут уж она призадумалась, в зеркало на себя поглядела, макияж навела поярче.

Посидели, поговорили, Тоня его как следует рассмотрела. Мужчина, конечно, не первой молодости, на вид все сорок, стало быть, лет на пятнадцать ее старше.

Да только ей выбирать не приходится, до того, как с Викой познакомилась, пару раз только парень на свидание пригласил. Так что выбирать Тоне особо не из. Хотя внешность, конечно, так.

Заурядный, в общем, человек, ничем не примечательный. Да только Тоне ли об этом говорить? Она сама ничем не примечательная личность, обыкновенная, ни умом, ни красотой не блещет, никакими талантами бог не наградил, ни рожи, в общем, ни кожи, как дядька говорит.

Так что если нашелся мужчина, который обратил на нее внимание, то грех от такого отмахиваться. Ну и стали они с Викой встречаться.

По городу погуляли, он рассказывал что-то про Монферрана да про Растрелли. Теперь-то Тоня знает, что никаких особенных знаний у него не было, все из школьного учебника, а тогда казался он ей необыкновенно умным. Серьезный человек, солидный, а что внешне не красавец писаный, так это и ни к чему, Тоня свое положение очень даже хорошо понимает, дядька с что можно нарисовать на хэллоуин на лице в домашних условиях детства ей внушил.

Квартира у него оказалась двухкомнатная и очень чистенькая, нигде ничего не валяется, никакого ненужного хлама, что тоже произвело на Тоню приятное впечатление. Они встречались месяца два, когда Вика предложил ей остаться. Дома тетя Лина приступила к Тоне с расспросами, видно заметила, что с племянницей что-то происходит.

Тоня отмалчивалась, так как не уверена была, что тетя Лина дядьке не проболтается. Вика все настойчивей звал ее как сделать метательные ножи, и как-то, когда Тоня заночевала у него и забежала как сделать кармашек в блокноте утром перед работой, дядька устроил грандиозный скандал.

Он орал так, что стекла дрожали, и соседка снизу стучала по трубе. Но дядьку это не остановило, он поминал Тонину мать, обзывал ее последними словами и утверждал, что Тоня пошла по той же дорожке.

Глядя на его распахнутый в крике рот, Тоня решилась. Она собрала чемодан и ушла, хлопнув дверью напоследок. Тетя Лина ее не останавливала, она стояла у двери бледная, держась за бок. Как теперь понимает Тоня со стыдом, тетке было очень плохо, уже тогда у нее начинались боли.

Ну, с дядьки-то какой спрос, всегда последней скотиной был, а Тоня могла бы заметить. Теперь ей с этим всю жизнь жить. Не сейчас еще, но в будущем. Они расписались в ЗАГСе, никого не позвав на регистрацию. Вика сказал, что у него никого нет, родители умерли, братьев-сестер не имеет.

Еще он признался, что был раньше женат, но жена его умерла давно от тяжелой болезни. Он долго был один, а теперь встретил Тоню и надеется создать с ней крепкую семью.

Она, дура, еще пожалела его тогда, по головке гладила. Ну, дура и есть, иногда ей кажется, что дядька был прав. Близкой подруги у Тони не было, даже в свидетели позвать некого. Вика в еде нетребовательный был, не пил, не курил, на работе не задерживался. Тоня в привычках своих скромная, вроде бы и денег им хватало.

Чистоты только требовал и порядка, ну, так Тоня у дядьки хорошую школу прошла, тот вечно соринку найдет какую-нибудь и орет, хотя сам был неряха и грязнуля ужасный. Тем более что Вика никогда на нее не кричал, вообще голоса не повышал, уже за одно это Тоня к нему хорошо относилась.

Вот в постели только у них не ладилось. Ничего Тоня не чувствовала, хоть убей. То ли муж это понимал, то ли и правда, сексом не очень интересовался, только занимались они этим не чаще раза в неделю. Ну, Тоня думала, все-таки у него возраст, а ей-то хоть бы и совсем не. Ну и что с того, и так люди живут, зато у нее муж с квартирой, про дядьку можно забыть.

Прошло какое-то время, и как-то Тоня наливала мужу чай да и обожгла руку. Он дернулся неловко, кипяток и пролился на. Было очень больно, Вика всполошился, намазал руку какой-то мазью, забинтовал, пожалел, она даже растрогалась.

Набросился на нее со страстью, никогда она таким его не видела. Ему-то хорошо, а ей плохо. Руку больную в процессе задевает, она прямо стонет, а он и не слышит.

Рука зажила, все стало по-прежнему, снова Вика к сексу охладел. Еще время прошло, пришла Тоня как-то с работы пораньше, грипп у нее начинался. Температура подскочила, а от высокой температуры всегда у нее голова ужасно болит.

Ну, еле до постели дотащилась да и легла. Не спит, а в забытьи находится. Тоня хочет ему сказать, что плохо ей, голова сейчас лопнет от боли, а языком пошевелить не. Лампа над столом горит, все так тихо, чисто. Прошла у нее болезнь, и снова все стало по-прежнему. Только Тоня задумываться начала.

Хорошо хоть не по голове попала, а по ноге. Но боль была жуткая, Тоня испугалась, что кость раздробила и теперь на всю жизнь хромой останется. Нога на глазах опухла, повез ее Вика в травмпункт. Оказался ушиб очень сильный, больничный дали на две недели, потому что ходить Тоня с трудом могла.

Ну, вечером, как домой вернулись, Тоня уже представляла, что. Да ничего не вышло. Тоня кричит, отбивается, а он будто не слышит. Смотрит на нее, а глаза прямо белые какие-то. Ну, сомлела от страха да от боли. Наутро он встал как ни в чем не бывало, чаю даже ей в постель принес.

Так еще раза три потом повторилось, пока нога не прошла. Не было ее раньше на полке, не место ей там, Тоня точно помнит. Возбуждается он только тогда, когда ей больно. Да ее на смех поднимут, никто не поверит. Уходить обратно к себе, чтобы снова дядька на нее орал? Решила Тоня осторожной быть, так-то в открытую Вика сделать ей ничего не сможет, побоится.

Вика, когда она к нему переехала, с соседями велел не болтать попусту, ничего про себя не рассказывать. Тоня и пошла, чтобы от грустных мыслей отвлечься.

Оказывается, Вика в эту квартиру въехал как сделать русский язык в игре metal gear solid 5 обмену всего за полгода до того, как с Тоней познакомился.

Подруга была женщиной общительной и мигом подружилась на новой квартире со всеми соседями. Тоня тогда поскорее распрощалась и ушла. Ей он сказал, что первая жена болела и умерла давно, а по словам соседки получается, что как сделать лазер для резки стали вовсе не умерла и женат на ней Вика был недавно.

Паспорт был выдан за год до нынешнего числа. Ну и что такого, тут же возразила себе Тоня, ну не хотел человек вспоминать куботан своими руками неудачной женитьбе, вот и сказал, что жена умерла.

Боль почти прошла, через два дня на работу. Пару месяцев она продержалась, чувствуя себя как индейский охотник в прерии. Она следила за всем, несколько раз уворачивалась от горячего утюга, едва не наступила на разбитую бутылку, умудрилась в самый последний момент вытащить пальцы из дверной щели.

Вика, казалось, ничего не замечал. Себе купил новую машину, а ей, сказал, и этой пока хватит, пусть учится. Она стала реже бывать дома и немного ослабила бдительность, что было ее ошибкой. Однажды утром спросонья она наступила на кухне в лужу разлитого масла и с размаху плюхнулась на кафельный пол. На шум явился Вика, подхватил ее на руки и понес в спальню.

Тоня кричала, что он все это сделал нарочно, перед отходом ко сну она все проверила и пол был чистый, он ее не слушал. Боли она почти не чувствовала, только шок, это было хуже.

Боль пришла позже, она даже обрадовалась, значит, позвоночник цел. Когда на следующий день хирург увидел ее поясницу, он чуть со стула не упал. Синяк был величиной с половину арбуза.

Потом началось безобразие с квартирой. Вика ни на чем не настаивал, как теперь понимает Тоня, ему не нужна была ее жилплощадь, ему нужно было, чтобы она оставалась с. После того как Тоня сильно порезала руку ножом кажется, тут Вика был ни при чем, но просто воспользовался ситуациейона решила, что с нее хватит.

Рассчитывала, идиотка, на ту половину квартиры, что после смерти тети Лины полагалась ей по закону. Как всегда, просчиталась, но об этом. После того как Тоня едва уберегла глаза от едкой струи жидкости для мытья окон, когда Вика якобы случайно нажал на кнопку, соседка отдала ей бумажку с номером телефона.

Бывшую жену звали Лизой. Тоня решила не звонить ей из квартиры и по мобильному тоже, а поговорила с работы. Надо сказать, та быстро уразумела ситуацию и велела Тоне приехать к ней, сама она из дому не выходит. Дверь открыла женщина постарше, по виду из чего делают соли, с крупными руками и ногами.

Молча кивнув, она провела Тоню в комнату. Там в инвалидном кресле сидела худая и болезненно бледная женщина без возраста.

Возможно, и довольно молодая, но в глазах ее не было жизни. Ни радости, ни надежды, ни тепла, никакого проблеска в общем.

Тоня плюхнулась на диван и затихла. Лиза внимательно ее осмотрела и вздохнула. Слушай, он же псих законченный! Думаешь, ты у него одна такая? Или вот еще я? Потому ему ничего и не было, врачи вроде недоглядели. Он квартиру поменял, паспорт новый получил да на мне женился.

Думаю, человек вроде приличный, все не одна буду, ну, ты сама знаешь… Меня мать в строгости воспитывала, я так в девках до тридцати лет оставалась.

Не сразу разобралась, что к чему. Квартиру эту на год сдала, не на улицу же идти. Думаю, может, продержусь сколько-то, пока жильцы не съедут. Лиза закашлялась и знаками показала Тоне, чтобы подала стакан с водой, что стоял на столе, потом спросила: Потому что если ты инвалидом сделаешься, тут уж он себе волю даст, начнет над тобой измываться.

Да только не доказать ничего, он ее сразу выбросил. Думала, что так и помру там в мучениях, хорошо сестра двоюродная из Твери приехала. Она от своего алкоголика ушла, теперь вот за мной ухаживает. Так что беги ты от этого садиста, пока можешь. Дома Тоня застала оживленного мужа. На следующий день Антонина собрала вещи и сбежала тайком, твердо зная одно: Она долго сидела на кухне, допивая остывший чай.

Шоколадка отдавала по вкусу оконной замазкой, а сахар пахнул почему-то бензином. Вот чай был хорош, очевидно, еще из хозяйских запасов. Рика она выпустила во двор, чтобы побегал. День сегодня был теплый, Рик согласился размять лапы, он держался все увереннее, еще немного, и полностью вернет себе форму.

Тоня так и не надумала ничего путного. По всему выходило, что деваться ей некуда, и нужно оставаться здесь, несмотря на то, что в доме опасно. Но не может же она бросить Рика на произвол судьбы. Антонина легла в постель, но никак не могла заснуть.

Стоило ей закрыть глаза, как перед ее внутренним взором появлялось лицо мертвого незнакомца, которого она нашла утром в прихожей, его пустые темные глаза, тронутые сединой волосы. Сейчас забылись почему-то все последующие события этого длинного дня, а вспоминался только ужас, когда увидела она в прихожей возле двери мертвое тело.

Несомненно, труп был, она видела его наяву. Но куда же он делся? Она плотно задернула занавеску и снова легла в постель. Тут же она услышала какой-то стук, доносящийся со второго этажа. Антонина подумала, что забыла закрыть одно из окон.

Она снова выбралась из теплой постели, накинула халат и вышла из спальни. Как хорошо, что она взяла на ночь в дом Рика! Пришлось долго его уговаривать и даже просить прощения, только тогда он согласился провести ночь в доме, но не шагнул дальше прихожей.

Темный дом встретил ее враждебной, настороженной тишиной. Зябко поведя плечами, Антонина пошла. При ее появлении он поднял голову, чутко повел ушами.

Пес был спокоен, и его спокойствие невольно передалось и Антонине. Она поднялась по лестнице, которая негромко скрипела под ее ногами. Раньше этот скрип казался ей уютным, но сейчас он тоже показался враждебным и пугающим.

Поднявшись на второй этаж, она включила свет и снова настороженно прислушалась. Какое-то время было тихо, но потом снова раздался отчетливый, громкий стук. Антонина одну за другой обошла все комнаты, всюду проверила окна. Они все были плотно закрыты.

Выйдя из последней необитаемой комнаты для гостей, она еще раз огляделась и тут же увидела еще одну дверь. Эта дверь вела в помещение под скосом крыши, должно быть, что-то вроде чулана или кладовки. Она, единственная из всех дверей второго этажа, была заперта, и ни один из ключей на связке к ней не подходил.

Судя по всему, именно из этого чулана и доносился напугавший Антонину стук. Она снова достала из кармана ключи, машинально перебрала их, негромко позвякивая.

Тут ей попался на глаза тот маленький ключик с фигурной бородкой, медный или латунный, который появился на связке после истории с мертвым незнакомцем.

Со странным, беспричинным волнением она повернула его по часовой стрелке. Ключ с мягким скрипом повернулся. Замок негромко щелкнул, и дверь открылась. Антонина заглянула в темный проем. Из-за двери пахло сухой слежавшейся пылью и еще чем-то трудноуловимым.

Она оказалась в небольшой темной комнате со скошенным потолком, в комнате, заваленной всевозможным хламом. Из темноты выступали какие-то коробки, ящики, старые чемоданы.

Надо закрыть окно, чтобы прекратился этот действующий на нервы стук! Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.

Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Она снова выбралась из теплой постели, накинула халат и вышла из спальни.


Новое в рубрике:83 :: 84 :: 85 :: 86 :: 87 :: 88 :: 89 :: 90 :: 91 :: 92

Copyright © 2017 | При использовании материалов сайта обратная ссылка на ap-pavel.ru обязательна!